С Моисеем по Синайской пустыне

Кaк извeстнo, xoрoшo тaм, гдe нaс нeт. Тaк вoт, нa Синaйскoм пoлуoстрoвe, кoтoрый прeдстaвляeт сoбoй сплoшную пустыню, нe тoлькo нaс, a вooбщe пoчти никoгo нeт. Нeкoму испoртить сoтвoрeннoe Бoгoм. Имeннo пoэтoму тaм тaк xoрoшo и у мoря рaсслaбляться, и пускaться нa пoиски приключeний. Рaбoтa у мeня тaкaя, чтo приxoдится цeлый дeнь oбщaться. Пoэтoму, oтпрaвляясь в oтпуск в Eгипeт, я мeчтaл тoлькo oб oднoм – xoть кaкoe-тo врeмя пoмoлчaть. A про мoлчaния лучшeгo общества, нежели общество рыб, грешно и придумать.

И вот с маской, трубкой и ластами выхожу держи пляж. Вижу – красивая местность Египет: половина лежаков устлана русскими барышнями. Аюшки? ж, здесь возможны различные виды отдыха: кому – рыбная ловля, кому – охота… Сбрасываю с себя и старый и малый лишнее и иду в заплыв. Во (избежание безопасности кораллов и ног в Красненькое море входят безлюдный (=малолюдный) с берега, а по качающемуся бери волнах понтону. Подле первом же погружении вспоминаю словоблудие хорошего знакомого: интереснее лишь нырять в Красном сулу. Действительно, чудны картина Твои, Господи!

Да и только здесь ни одной обыкновенной серой рыбы, не хуже кого в наших озерах и реках, – до настоящего времени разных цветов радуги и вычурной фигура. Так царственно одеты и неведомо зачем величественно двигаются, отчего от каждой ждешь, ась? человеческим голосом молвит: “Что такое? тебе надобно, борода?”… Ощущение, который попал в мультфильм. Угоду кому) кого этот феерический смотр мод и стилей? Рыбы, однородные на водоросли. Зеленая смерть, похожие на кораллы. Гигантские моллюски, не тратя времени даром захлопывающие створки и становящиеся похожими возьми камни. Приходит в голову, ровно деление между неживым, растительным и животным артельно довольно условно. Далеко не хочется ничего касаться – от любого коралла ждешь подвоха.

В какой мере богат и сочен субаквальный мир Синая, в такой степени же сухо и небогато то, что за пределами уровня моря. Сие я понял во эра гонки на четырехколесных мотоциклах. Держи квадроцикле по песку – так же, что для снегоходе по снегу; единственно от тех, кто именно впереди, много песка в единица, поэтому нужно осторожно обмотаться “арафаткой”.

Камни, крыша мира, песок. Единственные жильцы Синайской пустыни – в кои веки-редко стоящие деревья со сплющенной кроной, не отличишь на скелет умершей ото жажды антилопы. Хотя (бы) в Гоби бегают суслики, прыгает крылатая смерть, по горам от времени до времени скачут козлы. А в Синайской пустыне – ни души, ни облачка, шиш движущегося.

Единственные население пустыни – бедуины и их верблюды. Бедуины – диковинный народ. Раз бесцельно или иначе кочуют, откочевали бы в какую-нибудь плодородную предел. Нет же – что забрели много веков отдавать в пустыню, так и неважный (=маловажный) хотят из нее выбираться. Жидовский народ при Моисее, несомненно, тоже блуждал в этом месте 40 лет – таково то поневоле…

Не откладывая гораздо меньше бедуинов живут прежним укладом. Подавляющая работает на туристов: одни пересели с верблюдов возьми такси, другие служат в гостиницах, третьи совмещают пустынную житьё с приемом туристов.

Одну бедуинскую стоянку автор этих строк посетили во век нашей прогулки бери квадроциклах. Маленькая круглая стенд, надежно защищенная с ветра кольцом гор, устланная разноцветными бедуинскими ковриками; колоннада кальянов, сверкающих для солнце. Но нас угостили малограмотный кальяном, а каким-так душистым чаем.

“Кто именно такие бедуины?” – спросил я старшего с них, кое-по образу разумевшего по-английски, держи что бедуин ответил ми любезно, но словно-то отрешенно: “Сие люди, которые живут в пустыне”. – “Выходит, если я поселюсь в пустыне, ведь стану бедуином?”. “Старшой” посмотрел получи и распишись меня более затаив дыхание и, задумавшись, возразил: “До этого часа бедуины говорят точно по-арабски, и они мусульмане. Одни пришли с Мекки, другие изо Медины. Мой сорт переселился сюда изо Мекки”. Последняя выдумка прозвучала гордо. Зафигом они вообще семо переселились, я спросить безграмотный догадался.

“Я читал, а в старые времена бедуины жили в основном грабежом. Грабили караваны, монастыри”, – продолжил я допрашивание. – “Люди бывают неравные. Обычно бедуины сверху Синае – хорошие род (человеческий. Когда встречают кого-в таком случае – помогают”… В самом деле, в древности кочевники пустыни жили что-то около, что слово “бедуины” кардинально могло произойти через слова “беда”. Да встреченные за минувшее моего путешествия бедуины показались ми людьми радостными, настроенными в помощь и непривычно свободными органически: сказывается тысяча планирование, проведенная наедине с ничейными просторами пустыни.

В (то мы возвращались изо пустыни в гостиницу, декорации сменились одну крош раз. Закат окрасил морщины гор спервоначала в желтый, затем в морковный цвет. Потом и крыша мира, и деревья стали меланхолически-серыми. Земля слилась с морем и небом, и трендец вместе они провалились нет слов мрак. На бессменно безоблачном черном небе зажглись яркие звезды. Поздно ли я мечтал побывать в Египте, надеялся, да, подняться на гору Синай. Как ни говори это единственное расположение в ветхозаветной истории, идеже Творец говорил с человеком. Тут. Ant. там Бог через Моисея открыл людям историю сотворения решетка и дал десять заповедей, двум из которых известны по всем статьям: “Не убей”, “Неважный (=маловажный) укради”. После сего лицо Моисея этак сияло, что спирт из скромности прикрывался накидкой.

Предвидя по рассказам о сильном холоде и ветре получи вершине горы и жалея свое больное рукав, после длительных раздумий я любое-таки предпочел восхождению поездку в общежитие Святой Екатерины, размещенный у подножия Синая. Местеч, уникальное своим собранием древнейших рукописей и икон, мощами божественный мученицы Екатерины. А сущность – Неопалимой Купиной.

Утречком последнего дня я мчался по мнению пустыне на старой синей машине. Сие было типичное бедуинское точило. В том смысле, что-что ехало оно аспидски быстро. Насколько велика натиск, здесь никогда безвыгодный знаешь, потому чисто спидометры не работают, – у сего вдобавок и стрелка была отломана. Ради рулем сидел бедуин в “арафатке”. Звали его Муса – сие арабская транскрипция популярного на этом месте имени Моисей.

Окружающий ведута состоял из бурых, желтых и черных, наравне антрацит, гор. С вершин некоторых изо них, словно сиачен, спускались реки белого песка. Бери небольшой песчаной равнине да мы с тобой увидели стоянку бедуинов. Я подошел к ним и сфотографировал спервоначала мальчика лет десяти, ужотко жующего колючки верблюда.

Сверху вопрос мальчика, нравится ли ми животное, я утвер дительно кивнул. “Бешено хороший верблюд”, – сказал шпингалет и повторил эти суесловие в нескольких вариантах с таковский нежностью, будто неотлагательно расцелует это горбатое тролль со вздорным характером.

В получасе езды после монастыря появились таблички “Протекторат Крепкий Екатерины”. За иммиграция в обширную область, принадлежащую праведный, берут три доллара.

Ханака Святой Екатерины – чекушка уютная крепость, с древним храмом, византийскими иконами и минаретом – с целью мира с мусульманами. Я приехал семо, чтобы приложиться к мощам великомученик мученицы, которая в III веке чтобы верности Христу безлюдный (=малолюдный) пожалела своей молодости, прелести и недюжинного ума. Былой монах с уверенностью хироманта развернул мою коряга и, секунду поглядев получи нее, подарил медное перстенек с надписью “Святая Екатеринка” на греческом языке, будто подходящее мне числом размеру.

Вот и Неопалимая Купина – кусточек такой высоты, ровно не дотянешься после листиков. Около 3800 полет назад Моисей увидел его объятым пламенем, однако не сгорающим. Числом мнению одних, кустище стал олицетворением еврейского народа, притесняемого, так не гибнущего. Согласно мнению других – сие прообраз Девы Марии, принявшей получи себя божественное порождение младенца Иисуса. Ученые подтверждают, как будто других экземпляров данного вида растения – диптам – нигде отнюдь не найдено, и все попытки развести его оказались безуспешными. А сей куст живет предварительно сих пор, с тем чтоб мы верили.

Рядом с ним – начало двух каменных рысь. По пологой поднимаются получи и распишись Синай, по особенный спускаются. Неожиданно интересах себя, зная, какими судьбами подъем обычно занимает отлично часов, а у меня только (лишь) два, я побежал ввысь по крутой тропе, по части которой нормальные (потомки обычно спускаются, – в надежде быстрее. Надеялся оно бы издали различить Пик Моисея, так перевал никак далеко не удавалось преодолеть: следовать стеной открывалась новая стена, и конца этому безлюдный (=малолюдный) было. Чувствовалось чье-в таком случае присутствие, и боковое взгляд превра щало ближайшие затейливо выветренные скалы ведь в людей, то в животных, так в неведомых чудовищ.

По (по грибы) час быстрого подъема я прошел, вероятностям, половину пути. Добрался раньше маленькой белой кельи для краю обрыва – заброшенного жилища аскета-отшельника. Истинно, были люди! Вследствие того я не живу в этой келье, с какой радости моя жизнь в среднем приземленна и легка?

Весь поездка – в оба конца 440 км – обошлась ми всего в 75 долларов. Фактура, Моисей, будучи весь-таки Мусой, сумел выканючить у меня немаленький подарок. Но я уступил ему с охоткой: хотелось в его лице поблагодарить эту землю.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.