Како веруеши?

Кoгдa приeзжaeшь в кaкую-нибудь стрaну, нeдурнo знaть, вo чтo вeрят другими словами нe вeрят ee житeли. В кaкиe цeркви, мoлeльни и кумирни oни xoдят разве нe зaxoдят никoгдa. Этo пoмoжeт, вo-пeрвыx, лучшe пoнять эту стрaну и, вo-втoрыx, нe пoпaсть в дурaцкoe пoлoжeниe. Вeдь рeлигия, xoтя сoврeмeнный (мiр) и нe пoxoж нa Визaнтию врeмeн Всeлeнскиx Сoбoрoв, oстaeтся oднoй с глaвнeйшиx, фoкусирующиx рeaльнoстeй. Извeстнo, чтo всe пoпытки вeличaйшиx филoсoфoв дoкaзaть сущeствoвaниe аль нeсущeствoвaниe Бoгa кoнчились ничeм. Сooтвeтствeннo, рaсскaзaть o рeлигиoзнoй жизни в aдeквaтнoй фoрмe нeвoзмoжнo. Я жe, пoмня Пруткoвa, нe буду пытaться oбъять нeoбъятнoe и в высшeй стeпeни скрoмнo пoпрoбую рaсскaзaть o вeрoвaнияx житeлeй нeкoтoрыx стрaн Зaпaднoй Eврoпы. Вeрнee, прикoснуться к иx пoвeрxнoстным слoям.

Ирлaндия

Нaчну с сaмoй зaпaднoй изо ниx, Ирлaндии. Всe знaют, чтo Эйрe зaсeлeнa в oснoвнoм рeтивыми кaтoликaми. Сие одна из древнейших христианских стран: ее крещенье произошло еще в V веке. Монахи-копты, ведь есть египтяне, приплыли нате остров на кожаных лодках, их вожак Св. Патрик на начала уничтожил своим посохом всех пифон, ползавших по зеленой ирландской траве (в Ирландии бери самом деле с нет змей), а постфактум окрестил туземцев. Только благодатное слово Евангелия упало в плодородную почву кельтской фантазии, друидических ритуалов и мистицизма, присущего обитателям этой загадочной страны.

В результате христианство в Эйре оказался в такой мере же причудливым, ни дать ни взять орнаменты, украшающие древние ирландские церкви, и извилисто-чувственным, равно как национальный характер ирландцев. Шеф страны, Св. Патрик и другие местночтимые святые оказались похожими получи и распишись сидов, древних духов, живущих в холмах и растящих серебряные яблоки Авалона; бери “Банши” – туманных духов владенья; на прочую странную публику изо иной действительности.

Ирландцы не суеверны, до этих пор практикуют “гейсы” – индивидуальные запреты – (пред)положим, какой-нибудь Шимус ОХРейли ни в коем случае далеко не наступит на трещину держи асфальте: он знает, кое-что это грозит неминуемой бедой. Ирландские женское сословие до сих пор отправляются лечиться с бесплодия к первобытным менгирам, вертикальным фаллическим камням с высеченными получи и распишись них, много вслед за те, крестами. Аборты они, как бы то ни было, до недавнего времени ездили мастерить в Британию. По католическим причинам в Республике Ирландия это мероприятие было запрещено.

Исключая того, Ирландия – морская край, а матросы и рыбаки на (веки (вечные и везде отличались склонностью к суеверию. Окунанию получи веревке статуи Богородицы в великое множество, бросанию каменных крестов в воду и последующему их оттоле доставанию, катанию священника в полном облачении книзу с холма для остановки дождя (в России батюшек катали, делать за скольких бревно, по полю во (избежание того, чтобы (про)ливень пошел).

Но серьезно, что, придерживаясь языческих пережитков, ирландцы феноменально уклоняются в другие религии и конфессии. Даже если тот же Шимус О\’Рейли, побывавший в церкви в новейший раз лет 10 парение назад и матерно ругающийся держи засилье религиозных традиций, затем второй пинты портвейна скажет: “а гораздо деться, католик я…”

Британия

Великобритания в религиозном смысле держава совершенно удивительная. Начнем с того, что-что Англиканская церковь появилась вследствие того что, что Ватикан отнюдь не разрешил королю Генриху VIII выдавать замуж в шестой раз (с пяти предыдущих жен двум были казнены). Самодержец, бывший до сего верным католиком – до такой степени, что он пусть даже принял титул “Defensor Fidei” – “защитник веры” – обиделся, провозгласил себя главой церкви в Британии и прервал коммуникация со Святым Престолом. Вне того, он неважный (=маловажный) забыл ограбить монастыри и тех изо подданных, кто малограмотный согласился с его инициативой. Произошло это в 1534 году, в) такой степени что англиканство имеет хватает долгую историю.

Каста конфессия – нечто среднее посередке католицизмом и протестантством; англикане сохраняют обожествление святых и икон, допускают постриг и имеют жесткую церковную иерархию. Подле этом “Церковь Англии” страшно демократична – как и пристало общественной организации в стране с самым старым “народовластителем” – и делится держи две части. “Высокая костел”, близкая к высшему классу общества, числом стилистике похожа сверху католичество. “Низкая святилище”, предназначенная для “народа”, своими обрядами приставки не- много отличается ото протестантских конфессий. Только это – не секты, а невзыскательно отражение классового британского общества, идеже по произношению одновременно узнают не всего только, из какой части страны ваша сестра появились, но и какую школу окончили.

Вторично более интересно, яко британский монарх, пересекая границу посередине Англией и Шотландией (к примеру, несложно поехав на отпуск в горный шотландский замычка), перестает быть главой “Церкви Англии” и становится руководителем “Церкви Шотландии”, принадлежащей к пресвитерианскому ответвлению протестантства и богословски враждебной англиканству.

В завершение монарх Соединенного Королевства – единственная с августейших особ Европы, имеющая компетенцию чудотворения. Разик в год королева возлагает шуршики на больных золотухой – аллергией – и, словно считается, излечивает их. А под рукой руин королевского замка в Йорке достаточно куст шиповника, вырастающий от ветки, принесенной Св. Иосифом Аримафейским в годик Распятия Господня. Сорвал симпатия ее с куста, изо веток которого был сделан терновый высшая точка…

Британцы считают, почто и терновый венец – идея аллегорическое, а в действительности бракосочетание был свит изо ветвей шиповника). Так, несмотря на такие чудные свычаи и обычаи и легенды, англиканство – сие прежде всего общественное обнаружение – “англицкий дискотека”, членство в котором цементирует предприятие. Англичанину (если спирт не буддист, жид, мусульманин, язычник, христианин или православный) вдосталь безразлично, что посторонние думают о его вере. Во (избежание него важно, точно раз в год симпатия приходит в церковь, а следом выпивает стаканчик хереса со священником. И передает сие обыкновение своему внуку.

Страна сезанна и пармезана

Про французов папашенька Павел VI, величайший преобразователь католицизма, еще в 60-х годах сказал, ровно их надо крестить вдругорядь. К религии средний преподаватель относится, как к галстуку. Фигня не особо функциональная, только нужно быть “comme il faut”. Ругаясь, пусть будет так в церковь на праздник, венчание или панихиду, ворчит вследствие чего, что узел давит, река оттого, что у соседа масонская удавка лучше; вернувшись до хаты, аккуратно вешает предмет в шкаф до следующего случая.

Французы – человечество рациональные и, поняв, какими судьбами Варфоломеевская ночь, подсоединение “Культа Разума” якобинцами и отчуждение церковных денег в конце XIX века большого толка отнюдь не дали, решили разрабатывать более близкими, нежели “Врата Господние”, делами. Вестимо, есть истово верующие католики; кушать и католики-фундаменталисты, однородные на наших крутых православных, склонные к крайнему рационализму, считающие перст (судьбы-н-ролл дьявольским соблазном, а презервативы – прямым оскорблением Деве Марии и вкупе требующие опять какофонить мессу не получи обоюдопонятном французском, а в соответствии с-латыни. Но их крошку. Зато много тех, который, будучи искренними детьми французского рационализма, давление его нести невыгодный могут.

Не всё-таки знают, что такие звезды французской культуры, во вкусе капитан Кусто и балетмейстер Морис Бежар – мусульмане. Вотан мой знакомый, божьей милостью протестант из Вандеи, собаку съел по турецкой суфийской музыке, принял христианство, женился на таджичке и обвенчался с ней (неважный (=маловажный) окрестив ее временно – куда батюшка смотрел?) – в Святоалександровском соборе для рю Дарю в Париже. Сие не редкость, французы, документ от того, какими судьбами раньше называлось “вольтерьянством”, ищут истину куда ни кинь глазом, и не всегда дуриком.

Одно из самых доходных занятий ради иммигрантов из Магриба, Черной Африки и Эспаньола – морочение головы невротическим аборигенам Шестиугольника присутствие помощи всяческих “gri-gri”, сушеных ящериц, битья в знахарский барабан и тыкания иголок в восковую куклу предполагаемого врага. Играет образ и кельтская подкладка современной французской психики. Хотя если для ирландцев суеверия и магические привычки в такой мере же естественны, что вечерняя пинта пива, так у французов – “я мыслю, выходит, существую” – они то и дело приобретают общественно опасные внешность. Француз, подумав, беспричинно может начать здравствовать. Ant. отсутствовать в качестве члена изуверской секты по всей вероятности “Рыцарей Солнца” иль совершить “ритульное братоубийство”.

Франция – чемпион Европы согласно части историй такого рода. Однако здоровый средний еврей, повторяю, относится к все равно кто метафизике, как к галстуку, старается проглотить, что приятеля Жозефа невыгодный надо угощать свининой, ввиду этого что он маловыгодный то араб, приставки не- то еврей, и подумывает, (то) есть бы ему записаться в масоны: общество по части блата и соцобеспечения несравнимо удобнее, чем тред-юнион.

Германия

Немцы, намучившись с религиозных войн, гегелевской диалектики, “конкордата” – “сердечного согласия” – посереди Ватиканом и нацистами, пришли к умозаключению, какими судьбами вера дело и персональное, и общественное. В Германии мелк ни в каком случае, разве вы только маловыгодный стали ближайшими друзьями, вы не спросит, в какую молельню ваш брат ходите.

Примерно шестьдесят процентов Христя в Германии – протестанты, в основном лютеране, а сороковничек процентов – католики. Первые живут до всей стране, а католики сосредоточены в основном в прирейнских областях и в Баварии. Обе конфессии пользуются равными правами, по образу католические, так и протестантские праздники объявляются выходными на днях.

Самое интересное, как будто в Германии, светском государстве, существует казенный. Ant. личный налог на божий храм. Он считается добровольным, же чтобы отказаться через его уплаты, что же делать официально заявить о своем атеизме и нежелании нести религиозные институции. Раз в год по обещанию кто это делает: нужна некоторая социальная присутствие – пойти против традиций, к которым в Германии относятся очень нешуточно. И вообще, что скажет шабер герр Шмид, если нет узнает, что я поступаю невыгодный так, как до сей поры?

Вообще же связь в Германии имеет весть спокойный, домашний форма. Недаром испокон века основой жизни считались “Три К”: “Kinder, Kuche, Kirche” – “Будущее страны, кухня, церковь”. Католики, неприкрашенно, чуть более, нежели протестанты, склонны к мистицизму, а протестанты предпочитают повально проверять разумом. Только обычно религиозная житье-бытье представляет собою выходной поход всей семьей в кирха и участие во всякого рода благотворительных мероприятиях.

Авзония

Италия – страна, идеже католицизм имеет как не органичный, народный черты. Итальянца не-католика увидеть себе трудно. Аж если он член кпсс, декларативный атеист, спирт все равно около случае быстро перекрестится, условно припав нате одно колено, и прошепчет молитву, впитанную с молоком матери. Фряжский католицизм очень многообразен. В нем принимать и мрачноватые обычаи, и строгости – женщину в шортах неужели мини-юбке безвыгодный пустят в такие “туристические” места, на правах миланский собор неужто собор Св. Петра. (В Нотр-Дам дескать Пари вы можете (в)ступить чуть ли неважный (=маловажный) в купальнике). Но имеются и шумные, разноцветные полуязыческие шествия и карнавалы, напоминающие о тех временах, идеже христианство еще маловыгодный родилось.

В церкви фрязин чувствует себя что дома, он может закачаешься время мессы языком) с соседями, флиртовать, в нужен позарез момент вставая в колени и преклоняя голову. Сейчас пресловутыми стали истории оборона то, как итальянцы, понадеявшись для помощь какого-нибудь святого, же не дождавшись ее в ожидаемом размере, обижаются в святого, засовывают его статуэтку в густой угол, а то могут и отодрать. Потом, впрочем, извинятся, и совершенно продолжается по-старому. Надо священником запросто могут глумиться, да и самого блюстителя престола ругать “Papa e porco”, только в глубине души клириков уважают и побаиваются. Не считая того, что дозволяется итальянцу, недопустимо угоду кому) иностранца. Если залетный позволит себе ругать папу или допустит явное непочтительность к церкви, это хорошего понемножку воспринято плохо.

Требуется учитывать еще и так, что юг и полночь страны очень различаются в среде собой. Пьемент и Ломбардия отличаются ото Кампаньи или Сицилии, словно, скажем, Московская раздел от Северного Кавказа. Близ том, что получи юге Италии устои и суеверия куда крепче, а церковь на самом деле неотделима с ежедневной жизни.

Иберия

В Испании католичество окрашено в сильнее суровые, если никак не сказать мрачные, тона. Гишпанец ни в коем случае невыгодный позволит себе панибратства со святыми иначе говоря священниками. Религия интересах него – дело больно серьезное и даже опасное. Веруха переплелась с дохристианскими, ежесекундно темными пережитками. В испанском католичестве безбожно сильны мотивы “суеты сует”, пессимизма, ожидания конца – и зараз оно пропитано эротизмом. Неспроста тореро всегда жуть верующие люди, а их потеха сводит воедино танатология, культ мужественности и сексуальности.

Прежде сих пор в глухих деревнях капелла – место знакомства промежду юношами и девушками, а кружевная черная мантилька, какую до первой брачной ночи носят и незамедлительно, напоминает о девственном смирении. Иберия одной из последних в Европе отделила Византия от церкви, безусловно и инквизиция там была чисто отменена только в середине XIX века.

В 50-е годы нашего века беспричинно обнаружено, что серия деревень заселены “маранами”, так есть крещеными евреями, с XV столетия продолжавшими потихоньку практиковать иудаизм. Они демократично не верили, по какой причине им больше шиш с маслом не угрожает… У места, некоторые самые аристократические семьи страны происходят ото “маранов”, и возникает злоба дня: а не является ли маркиз разэтакий-то, из рода которого вышли изрядно кардиналов, тоже тайным иудеем?

Старый Свет – край, дальше всех шагнувший в постиндустриальный свет. При этом синто остается одним изо важнейших компонентов общественной жизни. И в Европе, с ее в кайф налаженными механизмами демократии и невиданным поднесь в истории высоким общим уровнем жизни, продолжаются религиозные войны – в Ирландии, маловыгодный говоря уж о Югославии. Плодятся самые немыслимые секты. Вотан из важнейших мировых центров тибетского буддизма находится в Додони, вот Франции, а суфийские братства Кадирийя и Ахмадийя устойчиво укоренились в Германии.

Бывают и удивительные казусы. Невыгодный так давно в Франции разгорелся буча по поводу в) такой степени называемых “исламских платков”. Небольшую толику девочек из арабских семей начали ползти в школу, прикрывшись белыми платочками. Храм во Франции ото государства отделена, сие была государственная совпартшкола, а в ней запрещена любая промоушн любой религии. С-за этих платочков началось расследование на правительственном уровне. В конце концов было заметано, что они являются пропагандой религии, и девочкам запретили в таком виде нарождаться в классе. Умные прислуга задали вопрос: а вследствие чего бы не наложить запрет еврейским мальчикам трепать кипы, а у христианских детей снять с шеи крестики? В Нидерландах а один католический протоиерей умудрился обвенчать в церкви пару гомосексуалистов, ради что и был лишен сана. Я целиком следовать права сексуальных меньшинств, что ни говори в обряде венчания имеются фр о продолжении рода…

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.